Утильсбор как угроза для бизнеса и казны. Нововведение способно обвалить поступление НДС в бюджет

Истoчник мaтeриaлa:
Tut.by

Пoстoяннo выплeскивaющeeся в   сoцсeтяx и   кoммeнтaрияx пoд нoвoстями нeдoвoльствo бeлoрусoв высoкими цeнaми ужe стaлo привычным. Нo   пoчeму в   нaшeй стрaнe мнoгиe тoвaры дoрoжe, чeм зa   ee   прeдeлaми? Трaдициoннo принятo oбвинять «жaдныx тoргaшeй» и   устaнoвлeнныe ими высoкиe нaцeнки, пишeт «Экoнoмичeскaя гaзeтa». Прoдaвцы   жe нa   рынкe пoдчиняются прaвилaм, кoтoрыe для ниx нaписaны чинoвникaми. И   oчeнь чaстo причинa высoкиx цeн   — имeннo в   этиx нoрмax.



Фoтo: Вaдим Зaмирoвский, TUT.BYЧтo в   Бeлaруси вырoслo в   30 рaз

Всe бoлee-мeнee нeплoxo нa   рынке бытовой и   электронной техники в   стране было до   2011   г.   Утильсбор тогда составлял 0,1% от   контрактной стоимости товара. С   2011   г. этот сбор был увеличен сразу в   10 раз и   стал равняться 1% от   стоимости товара. Это, заметим, без учета налогов. Просто   — «за   сбор».


Аппетит приходит во   время еды. К   кому-то он   пришел и   на   этот раз.


Постановлением Совмина от   29.12.2018 №   979 с   апреля нынешнего года утильсбор вырос еще в   три раза (а   по   сути, если сравнивать с   2010   г.,   — в   30 раз).


И   вот здесь заволновались (нет, не   покупатели, которые продолжают спрашивать: «Почему так дорого?!») уже поставщики техники. Потому что добросовестные импортеры и   продавцы техники (практически все они объединены ассоциацией АКИТ) в   такой ситуации оказываются неконкурентными на   собственном рынке перед «серыми» и   «черными» продавцами и   поставщиками этой самой техники.


При наличии открытой границы с   РФ не   только серые оптовики и   «челноки», но   даже частные лица поедут за   единичными дорогими покупками в   Смоленск, Москву, Брянск.



Почему нужно так много платить? Пока секрет!

Проблема оказалась настолько серьезной, что АКИТу пришлось обращаться к   министру ЖКХ Александру Терехову и   главе администрации президента Наталье Кочановой, чтобы те   «посодействовали».


АКИТ, по   словам ее   генерального директора Дмитрия Ананьева, видит здесь несколько принципиальных проблем.


1. «Каким образом „рассчитана“ сумма утильсбора»?


По   словам председателя АКИТ Андрея Мисько, возникает чувство, что он   применен исключительно с   одной целью   — собрать больше денег. Никаких расчетов, калькуляций и   пояснений плательщикам предоставлено не   было (к   примеру, утилизация стоит столько-то, сбор   — столько-то, транспортировка и   переработка   — столько-то и   т.д.). Было лишь: «Сдавайте деньги!»


—   Есть подозрение, что это не   утильсбор, который собирается на   определенные нужды, где понятен (и   прозрачен) механизм расходования. Трехкратное увеличение сбора в   нашем случае больше напоминает налог с   оборота для компаний, которые вовлечены в   этот бизнес. А   это, по   данным того   же Минжилкомхоза,   — более 2600 организаций!



Почему в   РФ можно платить в   180 раз меньше

2. Самая большая проблема: привязка утилизационного сбора к   контрактной стоимости.


Возьмем условный холодильник стоимостью 500 USD, с   которого надо заплатить утилизационный сбор в   Беларуси   — 15 USD. И   сравним его с   iPhone стоимостью 1000 USD, с   которого надо будет заплатить утильсбор 30 USD.


По   весу одному холодильнику будут условно равны 250 смартфонов (каждый по   200 г). Итого: за   50   кг холодильника, который в   разы сложнее разделять на   компоненты, плата составит 15 USD, за   50   кг телефонов   — 7500 USD, которые после выемки батареи просто дробят. Аб­сурд? Еще какой!


К   чему мы   говорим о   весе? Потому что весь т.н. «цивилизованный» мир привязывает утильсбор не   к   кон­трактной стоимости товара, а к его весу. Весь, включая Россию, с   которой у   Беларуси границы открыты, где утилизационный сбор равен 850 белорусских   рублей   за   тонну. И   откуда, кстати, идет основной поток «серого» импорта.


Если сравнивать нас с   РФ, то   получится реальная картинка, показывающая ценовую неконкурентоспособность белорусских поставщиков бытовой техники и   электроники.


За   тонну телевизоров Samsung минский дилер заплатит 14   500 белорусских   рублей   утильсбора, в   России   — эквивалент 850 белорусских рублей, за   тонну шуруповертов Bosch в   РБ надо заплатить 14   200 белорусских рублей   утильсбора, в   Рос­сии   — все те   же   850 белорусских рублей, за   тонну электробритв Philips   — 160 200 (!) белорусских рублей в   нашей стране, в   России   — 850 белорусских рублей.


У   вас еще есть вопросы, почему у   нас дороже? А   вот у   АКИТ вопрос из   вопросов: как получилось, что белорусский утильсбор никак не   соотнесен с   партнерами по   ЕАЭС?



Самим электронный мусор убирать нельзя

3. У   нас не   работает законодательная норма, позволяющая якобы избежать утилизационного сбора за   счет организации собственной сис­темы сбора. По   данным Минжилком­хоза из   более 2600 предприятий, занимающихся электробытовой тематикой, только две организации попыталось создать такую систему. Получается, менее 0,1% желающих сэкономить на   явно непосильном налоге.


Уже только по   этим фактам можно свидетельствовать: законодательство здесь не   работает. Хотя Оператор ВМР вроде   бы и   не перестает призывать к   созданию собственной системы.


Объединяться поставщикам и   продавцам сложной бытовой техники для организации самостоятельного сбора «утиля» не   разрешают.


Мало   ли что… Вдруг действительно кто-то организует… Пусть лучше платят.


4. Двойной платеж за   один и   тот   же товар. Потому что сначала за   пылесос заплатил поставщик/продавец, потом   — покупатель. Юрлицо   — при сдаче списанной техники, физлица   — по   разработанным в   недрах «Оператора ВМР» и   Минжилкомхоза нормам образования отходов». И   здесь в   отношении физлиц мы   наблюдаем еще один абсурд (т.е. нечто за   гранью понимания).


Потому что по   нормам на   каждого человека в   стране должно образовываться 37   кг отходов «бытовой и   электронной техники» (может, запятую забыли поставить?). Это 120- 150   кг на   семью из   3−4 человек. Получается, что у   нас каждая «ячейка общества» ежегодно меняет телевизор, холодильник и   стиральную машину (обычно это происходит раз в   8−10 лет).


При этом, что удивительно, жители нашей страны не   спотыкаются на   улицах о   валяющиеся мониторы и   ноутбуки и   не   поскальзываются на   планшетах или смартфонах.


* * *


Подытоживая. Трехкратный рост сбора на   сложные технические товары «простимулировал» рост черного импорта бытовой техники и   электроники. Это автоматически ставит под угрозу поступление самого главного для белорусского госбюджета налога   — НДС. Зато эти суммы пополнят казну Российской Федерации. Ведь там у   импортеров такой проблемы нет.


Когда создавался Таможенный союз, подразумевалось, что наша страна получит компенсацию подобных потерь. Но   теперь мы   вынуждены безуспешно «выбивать» из   России хоть что-то. Механизма компенсации потерь больше нет. Зачем тогда государство своими руками наносит ущерб своей   же казне?


Что еще мы   получили? Снижение конкурентоспособности белорусских субъектов хозяйствования. Государству нужно, чтобы отечественный бизнес был слабее и   беднее, чем российский? Зачем?


Если   же очень нужны дополнительные деньги, следует, видимо, повышать величину утилизационного сбора не   в   разы, а   на   проценты. Хотя   бы привязав рост к   уровню инфляции.


И   нельзя игнорировать размер аналогичных сборов как минимум в   России и   Казахстане.


Предприятия отрасли не   против утильсбора. Они лишь за   то, чтобы он   не   входил в   противоречие с   экономическими реалиями и   здравым смыслом. Главный принцип утилизационного сбора: кто мусорит, тот и   платит   — низвергнут и   растоптан. На «рынок утилизации» пора возвращать справедливость.

 

Теги: Новости
 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.