Украину попросили обосновать «вредность» «Северного потока-2»

фoтo: pixabay.com

Нaпoмним, «Сeвeрный пoтoк-2» — прoeкт гaзoпрoвoдa из Рoссии в Гeрмaнию чeрeз Бaлтийскoe мoрe. Eгo рeaлизaциeй зaнимaeтся кoмпaния Nord Stream2 AG, 51% aкций кoтoрoй принaдлeжит рoссийскoму «Гaзпрoму». Протяженность трубопровода составит более 1,2 тыс. км, а совокупная мощность двух ниток — 55 млрд куб. м газа ежегодно.

Ожидается, что в эксплуатацию «Северный поток-2» введут до конца 2019 года.

Причем, в его финансировании задействованы такие крупные игроки как Royal Dutch Shell, OMV, ENGIE, Uniper и Wintershall, которая вложила в строительство «Северного потока — 2» 324 млн.евро. Всего по состоянию на конец 2017 года акционеры инвестировали в проект около $3 млрд.

Как ранее сообщили в Nord Stream 2 AG, строительство начнется в начале февраля. В частности, 16 февраля, поддержку строительству газопровода оказала канцлер Германии Ангела Меркель. По ее словам, «Северный поток-2» не угрожает энергетической безопасности Европы.

Сейчас ожидается разрешения от Швеции и Финляндии.

Между тем, Петр Порошенко отметил, что «Северный поток-2» направлен против интересов Украины, а также стран Европейского союза. Украинский президент назвал проект трубопровода «сугубо политическим».

Однако, с ним категорически не согласен Владимир Путин. Как утверждает российский президент, «Северный поток-2» «абсолютно деполитизирован, это экономический проект».

Как поясняет «МК» аналитик АЛОР БРОКЕР Кирилл Яковенко, если посмотреть на ситуацию, которая сложилась прошлой зимой, потребности газа в Европе только повышаются. «Газпром уже побил рекорды последних лет по поставкам газа на территорию ЕС, а учитывая что стоимость хваленого американского СПГ на рынке не позволяет закупать его большими объемами, потребность в газе со стороны РФ может только увеличиваться», — утверждает эксперт.

Как отмечает Яковенко, с одной стороны — трубопровод объективно призван разгрузить стареющую украинскую ГТС и обеспечить Европу большими объемами газа, чем сейчас. Но с другой — гораздо дешевле скооперироваться с украинским Нафтогазом и реконструировать газотранспортную систему, нарастить ее возможности. « Однако в таком случае Россия становится сильно зависимой от украинской политической воли и фактически опять продолжит поддерживать экономику страны за счет платежей за транзит по ее территории. А это, с точки зрения текущий политической ситуации, совершенно идет вразброс с курсом страны», — продолжает Яковенко.

Таким образом, по словам эксперта, в определенной степени российский президент не договаривает о том, что политическая нотка в его словах все же присутствует. «Но внешне все выглядит логично – аппетиты ЕС в газе растут, ЕС не готова переплачивать за СПГ и в силах России обеспечить адекватное продуктовое и ценовое предложение. Очевидно, что доставлять газ по собственной трубе безопаснее, чем пользоваться услугами соседа», — полагает Яковенко.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.