«Выходит, за его смерть никто не ответит». Семья Николая Патрончика ищет правды у президента

«Вo-пeрвыx, xoчу сooбщить вaм, чтo я   живoй…»,   — тaк трaдициoннo бoдрo нaчинaл свoи письмa рoдным из   СИЗO Никoлaй Пaтрoнчик, зaслужeнный стрoитeль Бeлaруси, oтстрoивший мaлую рoдину прeзидeнтa. Пaтрoнчик умeр 7 мaя нынeшнeгo гoдa, прoвeдя в   СИЗO пo oбвинeнию в   xищeнии в   oсoбo крупнoм рaзмeрe путeм злoупoтрeблeния служeбными пoлнoмoчиями бoлee чeтырex мeсяцeв. И   вoт ужe бoлee чeтырex мeсяцeв жeнa, Лaрисa Oлeгoвнa, и   брaт пытaются выяснить, oт   чeгo умeр 67-лeтний мужчинa и   былa   ли eму oкaзaнa свoeврeмeннaя пoмoщь.





Oб   измeнeнии мeры прeсeчeния нe   узнaл   — был ужe в   кoмe

Дeкaбрьский aрeст Никoлaя Пaтрoнчикa вскoлыxнул Круглoe. В   мeстнoм ПМК-266 Пaтрoнчик трудился бeз мaлoгo 45 лeт, с   1995 гoдa   — дирeктoрoм. Рaбoтники ПМК дaжe нaписaли кoллeктивнoe письмo прeзидeнту: прoсили «oтнeстись гумaннo» к   иx   рукoвoдитeлю и   oтпустить eгo xoтя   бы пoд дoмaшний aрeст.


Сегодня к   президенту обращается уже вдова Патрончика Лариса Олеговна. «Получить хоть какой-то вразумительный ответ на   запросы в   правоохранительные органы я   давно не   рассчитываю и   меня одолевает отчаяние,   — пишет она. —   Неоднократные обращения в   правоохранительные органы и   Администрацию президента Республики Беларусь влекут за   собой лишь ответы, из   которых следует, что судьба „врага народа“ никого не   волнует и   смерть Патрончика Н.В. —   это всего лишь неприятное событие на   фоне „борьбы“ с   коррупцией и   казнокрадами».



Из   письма Николая Патрончика 18   марта:


«Во-первых, хочу сообщить, что я   живой. Настроение так себе, немного приболел, начали опять отекать ноги. Доктор назначила мне уколы антибиотиков   — два раза в   день, десять сеансов. Вечером и   утром водят в   санчасть на   уколы. Прошел уже четыре сеанса, стало легче, а   то   на прогулку не   мог надеть ботинки. Принимаю все таблетки, которые я   принимал дома».



Речь о   том, что с   момента водворения Патрончика с   сыном в   СИЗО прошло уже девять месяцев, со   дня его смерти   — почти пять месяцев, но   ни в   его виновности, ни   в   причинах смерти так и   не   разобрались.


Лариса Олеговна вспоминает, что ее   муж жаловался на   серьезные проблемы со   здоровьем не   один месяц. У   него был сахарный диабет, проблемы с   почками и   печенью. Два раза Патрончика из   СИЗО забирают в   областную больницу   — на   день, на   обследование, после этого корректируют лечение. Но   заметных улучшений не   было, семья волновалась. Адвокат неоднократно ходатайствует об   изменении меры пресечения и   лечении в   условиях стационара, родственники обращаются в   главное управление по   вопросам помилования Администрации президента. Все заверяют   — заболевания подозреваемого позволяют ему находиться в   СИЗО.


«От   лиц, содержавшихся в   одной камере в   СИЗО с   Николаем Васильевичем, нам стало известно, что ему стало совсем плохо еще 4   мая, за   три дня до   смерти, однако сотрудники СИЗО на   неоднократные просьбы вызвать скорую помощь не   реагировали и   сделали это только в   8.00 7   мая, когда очевидно было уже поздно»,   — пишет президенту вдова.


«Следователи и   прокуроры, дабы снять с   себя ответственность и   скрыть очевидный факт неоказания медицинской помощи в   СИЗО, даже „задним числом“ вынесли постановление о   том, что, якобы, 07.05.2018 года, в   день смерти, Николаю Васильевичу изменили меру пресечения и   освободили его из-под стражи,   — пишет жена Патрончика. —   Исходя из   этого, он, вроде как, умер „свободным человеком“ и, соответственно, за   его смерть никому отвечать не   придется. Для меня крайне удивителен этот факт и   моя скорбь становится все глубже».



Из   письма Николая Патрончика 29   марта:


«Спасибо за   лекарства. Кололи антибиотики 15 дней по   два укола каждый день. Очень отекают ноги. Что-то плохо с   почками, утром еле надеваю ботинки. Когда ты   передала лекарства, то   еще назначили десять сеансов по   два укола каждый день. Вот такие у   меня дела со   здоровьем. Я   думаю, со   временем все наладится».



Действительно, семья заслуженного строителя узнает про изменение Патрончику меры пресечения только из   переписки с   госорганами, уже летом. В   частности Управление   СК по   Могилевской области сообщает, что меру пресечения обвиняемому изменили в   понедельник, 7   мая, в   день смерти,   — с   заключения под стражу на   домашний арест «с   целью беспрепятственного получения им   необходимой медицинской помощи в   учреждениях здравоохранения».


«Постановление об   изменении меры пресечения не   было объявлено Патрончику Н.В. ввиду его нахождения в   бессознательном состоянии»,   — уточняют следственные органы в   ответ на   обращение. То   есть как и   в   случае с умершей в   колонии судьей добиться изменения меры удается только человеку при смерти. При этом не   в   курсе оказались ни   защитник, ни   семья обвиняемого   — им   об   этом не   сообщили ни   в   СИЗО, куда приехали утром с   передачей еще к   живому и   относительно здоровому Патрончику, ни   в   больнице, где так и   не   смогли пробиться к   умирающему в   реанимации под охраной.



Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Из   письма Николая Патрончика 10   апреля:


«Хочу сообщить, что я   живой. Вот уже четвертый день как мне стало лучше и   легче. Наверное, отравил сам себя, то   есть свой организм, таблетками и   уколами. Сейчас кроме как от   сахарного диабета, желудка, от   почек мочегонное больше ничего не   употребляю. И   сразу стало легче, появился какой-то аппетит. Вы   меня извините, что я   о   больном, но   это человеческий фактор. В   отношении наших дел еще не   ясно, время покажет. Надо просто держаться, терпеть, надеяться, а   там что Бог даст. Падать духом мы   не   будем, иногда погрустим, особенно когда смотришь две фотографии своих любимых внуков. Это наша радость и   гордость».




Жизнь   — это работа

Лариса Олеговна в   разговоре с   TUT.BY ранее вспоминала, как ее   муж затемно вставал и   возвращался. Как 20 лет собирал предприятие по   кусочкам   — технику, специалистов, боролся за   заказы. Как старался преобразить Круглое. Как после страшной аварии в   2013 году отказался от   группы инвалидности, чтобы не   лишаться работы: «Утром встанет, ногу перевяжет   — и   пошел».


И   в   СИЗО Патрончик постоянно интересуется, как там в   Круглом, обижается, что некоторые работники отвернулись от   него после рассказов работников правоохранительных органов про «миллионы на   счетах» у   бывшего руководителя. «Меня сегодня совсем не   интересуют дела в   ПМК, я   там стал чужой, меня больше всего интересуют дела наши, личные, наше здоровье, наше будущее. Пока еще ничего не   ясно по   нашему делу…»,   — пишет Патрончик жене.



Из   письма Николая Патрончика 18   апреля:


«С   большим приветом и   массой наилучших пожеланий к   вам Николай Патрончик. Во-первых, хочу сообщить вам, что я   живой. Перестал употреблять такое большое количество таблеток и   стало намного легче и   лучше. Отечность ног и   тела упала на   50%. Сейчас уже лучше надеваю ботинки осенние, стараюсь не   опускаться, а   быть как все мужчины, которые находятся рядом. В   общем надо еще пожить ради своих родненьких, дорогих, любимых. Надо только держаться, терпеть ради светлого будущего.



Не   раз вспоминает застлуженный строитель и   о   формальной стороне завершения своей рабочей биографии   — с   ним не   продлили контракт в   связи с   истечением срока трудового договора. «Наниматели любого уровня имеют право поступать так с   пенсионерами, так что я   сейчас чистый пенсионер. Это надо было сделать лет пять тому назад, но   время ушло»,   — горько констатирует он.



Из   письма Николая Патрончика 23 апреля


«Во-первых строках хочу сообщить, что я   живой. Две недели тому назад из-за большого употребления таблеток было очень плохо, думал «сдохну». Была большая отечность по   всему телу, не   мог надеть ботинки. Возила санчасть в   облбольницу на   обследование. После этого сам стал употреблять таблеток в   три раза меньше и   стало намного лучше, на   50% упала отечность».




Нет человека, есть дело

В   августе родственники Патрончика теряют терпение   — идут недели и   месяцы, а   причина смерти им   так и   не   озвучена. в   графе причина смерти указан код диагноза R99, что обозначает   — «Другие неточно обозначенные и   неуточненные причины смерти», то   есть причина смерти не   установлена. 16   августа они пишут обращение к   президенту и   в   прокуратуру. Вопросы, насколько обоснованы претензии к   Николаю Патрончику уже не   поднимают, хотя финансово-экономической экспертизы, на   которой настаивал обвиняемый и   его защитник, так и   не   было.


Прокуратура Могилева в   ответ на   обращения указывает на   проведенную служебную проверку в   медицинской службе УДИН МВД Беларуси и   объясняет многократное продление сроков проверки и   затем приостановление ее   — из-за неготовности судебно-генетической экспертизы.



28   апреля, последнее письмо Николая Патрончика:


«Мне приносят из   санчасти много таблеток, но   мне посоветовали врачи повременить с   их   употреблением. В   общем все сравнительно хорошо. Вас люблю и   сам себе думаю: ради вас надо жить, любить, держаться, терпеть, надеяться на   светлое будущее, а   там что Бог даст».



Только 10   сентября проверку возобновляют «в   связи с   необходимостью приобщения к   материалам поступившей в   Могилевский МОСК копии заключения служебной проверки, проведенной Департаментом исполнения наказания МВД Республики Беларусь на   предмет полноты оказания Патрончику Н.В. медицинской помощи в   ИУ «Тюрьма №   4», а   также заключения проведенной судебно-генетической экспертизы».




Не   меньше семья Патрончика недоумевает и   по   поводу следствия, продолжающегося несколько месяцев после смерти обвиняемого. Обычная практика в   таких случаях   — выделение дела умершего в   отдельное производство и   прекращение по   нему производства. В   итоге дело Патрончика-старшего выделяют в   отдельное производство только 11   сентября. По   данным на   3   октября дело Патрончика до   сих пор не   прекращено, хотя по   делу его сына расследование уже завершено.



Заслуженный строитель Беларуси Николай Патрончик возглавлял одно из   самых успешных предприятий в   Могилевской области   — государственную организацию «Круглянская передвижная механизированная колонна №   266» (ПМК), где работает больше тысячи человек.


ПМК построила разные объекты в   Беларуси: от   жилья до   производственных помещений. Организация оказывает не   только строительные услуги. Это крупнейший в   районе собственник недвижимости: ему принадлежат несколько торговых и   развлекательных центров, гостиница, ресторан, магазины, а   также пасека, кондитерское производство, цеха по   производству столярки, металлоконструкций, швейной продукции и   мясопродуктов.


Кроме того, предприятие полностью отстроило малую родину Александра Лукашенко   — деревню Александрия и   Ледовый дворец в   Шклове. В   том числе ПМК сделала резиденцию президента «Александрия-2».


Николай Патрончик возглавлял предприятие с   1995 года. За   вклад в   строительство коллектив предприятия был занесен на   областную и   трижды на   Республиканскую доски почета, в   2007 и   2009 годах с   присуждением второго места, а   в   2010 году Круглянской ПМК-266 было присуждено первое место среди строительных организаций страны.


Николай Патрончик указом президента был награжден медалью «За   трудовое отличие», позже ему было присвоено звание «Заслуженный строитель Республики Беларусь».


 

Теги: Могилев
 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.