Минюст России проверит, не нарушают ли права граждан региональные «коронавирусные» НПА

WindNight /   Depositphotos.com

Прaвитeльствo РФ дaлo ряд пoручeний пo итoгaм зaсeдaния прeзидиумa Кooрдинaциoннoгo сoвeтa пo бoрьбe с рaспрoстрaнeниeм нoвoй кoрoнaвируснoй инфeкции (пoручeниe Прaвитeльствa РФ oт 2 июня 2020   г.).

В чaстнoсти, Минюсту Рoссии, Минздрaву Рoссии и Рoспoтрeбнaдзoру пoручeнo прoaнaлизирoвaть практику применения нормативных правовых актов (в том числе указов мэра Москвы), принятых в целях борьбы с распространением новой коронавирусной инфекции на территории России, обратив особое внимание на положения, в наибольшей степени затрагивающие права и интересы граждан. Эта работа должна быть проведена совместно с правительством Москвы и экспертным юридическим сообществом.

Доклад о результатах должен быть представлен в Правительство РФ до 8 июня 2020 года.

Напомним, что юридическое сообщество уже много недель пытается обратить внимание на пробелы и недостатки «пандемичного» регулирования (вируспруденции). Например, административные иски об оспаривании региональных актов о введении режима повышенной готовности (РПГ), ограничении свободы передвижения были поданы во многих субъектах РФ. Однако региональные суды не спешат с рассмотрением этих дел по существу, а некоторые из опубликованных отказов вызывают у юридического сообщества лишь новые вопросы (мы рассказывали о решениях Мосгорсуда, Брянского и Оренбургского облсудов) .

Помимо, собственно, ограничительных мероприятий, недоумение юристов вызывают и ряд «пандемичных» поправок в региональные законы об административных правонарушениях. Например, свежие поправки в столичный КоАП грешат сразу против нескольких положений федерального Кодекса:

  Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

  • водят ответственность за нарушение требований московского режима повышенной готовности. Однако ограничения конституционных прав граждан, которые введены Указом Мэра, – и именно на этом настаивал Мосгорсуд, отказывая в иске о незаконности «самоизоляции», – основаны на нормах федеральных законов. Следовательно, неисполнение требований Мэра, проистекающих, однако, из федерального законодательства, и рассматривать нужно как нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законодательством. А ответственность за такое может вводиться исключительно федеральным КоАП, а не региональным. И она, кстати, есть, – это ст. 20.6.1 КоАП;
  • вводят фото- и видеофиксацию нарушений РПГ с оформлением сразу постановления о назначении штрафа, без составления протокола об административном правонарушении. А такое регионам разрешено делать исключительно для правонарушений в области благоустройства, а вовсе не общественного порядка;
  • кроме того, эта же московская норма предусматривает наказание москвичей, тоже без протокола, лишь по данным электронной слежки (пресловутое мобильное приложение «Социальный мониторинг), а такая «цифровая» фиксация нарушений в федеральном КоАПе даже не упомянута. При этом порядок производства по делам об административных правонарушениях находится в исключительной компетенции федерального законодателя, и регионы не могут этот порядок изменять, «оцифровывать» и всячески модернизировать;
  • московский КоАП позволяет отправлять автомашины нарушителей РПГ, застигнутых в момент нарушения в своем автомобиле, на штрафстоянку. Однако КоАП РФ разрешает задержание автомобилей только в строго определенных случаях, по закрытому перечню правонарушений, среди которых нет даже ст. 20.6.1 КоАП РФ, не говоря уж ни о каких региональных составах.

Отметим, что административный иск против «коронавирусных» поправок в московский КоАП уже лежит в Мосгорсуде, следующее заседание назначено на 11 июня (дело №   3а-3878/2020). Однако даже истцы в своих интервью не проявляют особенного оптимизма, как минимум, об исходе рассмотрения дела в первой инстанции.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.