Кто пойдет в президенты на следующих выборах? Прогноз


Aртeм Шрaйбмaн, пoлитичeский oбoзрeвaтeль. Фoтo: Вaдим Зaмирoвский, TUT.BY

Я нaписaл эту кoлoнку дo тoгo, кaк мoиx кoллeг пoсaдили в изoлятoр пo пoдoзрeнию в пoдрывe рeпутaции и блaгoсoстoяния aгeнтствa БEЛТA. Нaчинaлся этoт тeкст сo слoв o тoм, чтo лeтoм oбычнo нeмнoгo нoвoстeй, и пoэтoму мoжнo спoкoйнo и в oтрывe oт тeкучки пoрaссуждaть o будущeм. O спoкoйствии пoкa гoвoрить нe приxoдится, нo прoдoлжaть рaбoтaть нaдo. Пoэтoму вeрнeмся к тeмe из зaгoлoвкa. Мнe нe   сливaли инсaйды из   прeзидeнтскoй aдминистрaции или oппoзициoнныx пaртий. Этo прoгнoз. В   eгo oснoвe   — нaблюдeния зa   oткрытoй инфoрмaциeй и   нeмнoжкo лoгики. С   другoй стoрoны, бeлoрусскaя пoгoдa бoгaчe нa   сюрпризы, чeм бeлoрусскaя пoлитикa. Пoэтoму eсли синoптики нe   бoятся прoгнoзирoвaть, рискну и я.


Слeдующиe прeзидeнтскиe выбoры пo   грaфику прoйдут в   2020 гoду, нo   oни мoгут случиться и   рaньшe, пoтoму чтo нa   этoт   жe гoд выпaдaeт и   пaрлaмeнтскaя кaмпaния. Лидия Eрмoшинa ужe нeскoлькo рaз гoвoрилa, чтo сoвмeщaть двoe выбoрoв в   oдин гoд нaклaднo, пoэтoму чeй-тo срoк   — дeпутaтoв или прeзидeнтa   — пoдсoкрaтят.


Думaю, чтo скoрee урeжут президентский. Александр Лукашенко без особой нужды не   любит подставляться под критику, что он   подминает под себя остальные ветви власти. А   именно так выглядело   бы его решение царским указом перезагрузить срок депутатов, формально не   менее народно избранных, чем   он. Не   то   чтобы он   так не   делал раньше, но   еще раз   — для этого нужна особая нужда.


Например, в   1996 году, когда сроки полномочий и   Лукашенко, и   нового парламента обнулили, молодой президент хотел забетонировать свою вертикаль, избавиться от   последней угрозы своей власти   — Верховного совета. Сейчас таких проблем нет, можно смело пойти на   переизбрание на   год раньше. Еще и   с   флёром альтруизма: мол, ради удобства избиркомов мне и   года полномочий не   жалко.



Власть и   близлежащие

Теперь к   кандидатам. Понятно, что, если исключить из   прогноза падение метеоритов, инсульты и   прочие форс-мажоры, среди них будет сам действующий президент.



Фото: пресс-служба президента Беларуси

Хороший вопрос, с   чем пойдет Лукашенко на   выборы. Учитывая наклевывающийся рост экономики, самым вероятным месседжем будет: «Мы   прошли эти трудные времена, но, чтобы не   потерять хрупкие достижения нашей верной политики, не   надо никого менять на   переправе». Ну   и   было   бы странно на   месте политтехнологов президента не   использовать традиционную карту стабильности «пока у   соседей войны, революции и   хаос».


Будет в   бюллетене и   не   менее постоянная для него фамилия   — Гайдукевич. Но   теперь, судя по   всему, младший. Либерал-демократы уже год назад номинировали Олега Сергеевича в кандидаты в президенты. Стиль сына очень напоминает стиль отца, поэтому, не   уверен, что мы   заметим разницу в   их   кампаниях.



Фото: TUT.BY

Это будет традиционный микс из   лозунгов за   сильную власть, закон и   порядок, призывов к   экономической либерализации, более ярому отстаиванию интересов Беларуси в   Евразийском союзе, дружбе с   Россией и   Европой и   позиционированием себя как «конструктивная оппозиция», которая против хаоса, но   за   развитие.


Почти наверняка власть внесет в   бюллетени спарринг-партнера с   условно пророссийскими взглядами. Схожую роль играл казачий атаман Улахович на   прошлых выборах. Такой кандидат должен быть беспрекословно лояльным и   управляемым, чтобы не   вызвать слишком большого интереса в   Москве, но   не   бояться занимать чуть более пророссийские позиции, чем сегодня занимает официальный Минск.


Этот ход нужен власти, чтобы предложить русофильскому сегменту в   белорусском обществе номинальную альтернативу. Иначе есть риск, что эти люди (по   опросам, как минимум, сотни тысяч хотят объединения с   Россией) почувствуют, что им   вообще не   за   кого голосовать и   могут попробовать самоорганизоваться на пророссийской, но при этом   — оппозиционной платформе. У самых ярых сторонников сегодняшнего курса Москвы попытки Минска заниматься нейтралитетом и заигрывать с темой белорусской идентичности вызвают раздражение.



Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

А   за   последние годы эта спящая пророссийская среда начала оживляться: появились свои «узники совести» в   виде авторов «Регнума», свой символ   — георгиевская лента, от   которой отказалась власть, своя отдельная акция «Бессмертный полк» на   9   мая. Судя по   всему, в   последнее время на   это стали выделять больше денег   — в   каждом областном центре синхронно запустили по   региональному новостному сайту с   похожим дизайном и   периодическими пророссийскими публикациями. В   Витебске организатор русских маршей Бабурин и   его белорусские единомышленники объявили о   создании новой организации «Союз». Власть не   может не   замечать активизации этих людей и, скорее всего, попытается не   дать им   мобилизоваться самостоятельно, тем более во   время выборов.



Новые лица с   другой стороны

В   оппозиции уже много лет нет единства, и   это должно вылиться в   несколько кандидатов.


«Говори правду», которую другие оппозиционеры считают политически не   очень рукопожатной, будет выдвигать своего кандидата. Скорее всего, это будет Андрей Дмитриев, один из   сопредседателей кампании, директор штабов Некляева и   Короткевич на   прошлых и   позапрошлых выборах. Кажется, Дмитриев пошел   бы в   кандидаты и   в   2015-м, но   возраст не   позволял.


Дмитриев   — технологичный, амбициозный и   в   целом хитрый политик с   репутацией серого кардинала. Самые ярые активисты и   лидеры уличной оппозиции не   стесняются называть его агентом спецслужб. Его сторонники считают это маразмом и   личными обидами, и не видят ничего плохого в   компромиссной риторике и   регулярном общении «Говори правду» с   властью.



Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Пока нет причин ждать от   его кампании чего-то принципиально нового по   сравнению с   последними выборами: мирные перемены, мягкая критика власти, развитие регионов, призывы к   нейтралитету во   внешней политики и   то, что принято называть экономическим популизмом, во   внутренней. Это значит   — выступаем за   всё, что, как нам кажется, поддержит большинство. Не   хотят люди шоковых реформ   — нельзя на   них настаивать, спугнем народ.


Единого кандидата хочет выдвинуть пока что самое стабильное за   последние годы объединение внутри оппозиции   — правоцентристы. Это, напомню, альянс трех структур   — ОГП, руха «За   свободу» и   БХД.


Лидеры ОГП и   БХД вряд   ли пойдут в   кандидаты. Василий Поляков, сменивший многолетнего главу ОГП Анатолия Лебедько, еще малоизвестен и   пока производит впечатление слишком спокойного и   флегматичного человека для уличных или телевизионных активностей, которые предстоят кандидату в   президенты.


Сам Лебедько, хоть популярен и   уважаем в   партии, и   безусловно один из   самых способных публичных спикеров во   всей оппозиции, уже слишком давно в   политике, чтобы рискнуть придать всей президентской кампании правоцентристов атмосферу «опять двадцать пять». К   тому   же, несобранные им   на   прошлых выборах 100 тысяч подписей оставляют шлейф пессимизма, с   которым трудно мобилизовать и зажечь сотни активистов-волонтеров.


Другой заметный человек в   ОГП, ее   зампред Николай Козлов, хоть и   обладает сильной для оппозиции биографией   — подполковник милиции, который ушел в   отставку, протестуя против фальсификаций на   выборах   — кажется, пока не   созрел для захода на   президентскую гонку. Даже решение вступить в   борьбу за   лидерство в   своей партии он   принял, казалось, через «не   хочу».


Из   четырех сопредседателей БХД относительно широкой публике известны двое: Павел Северинец и   Виталий Рымашевский. Первый из   них традиционно поддерживает бойкот выборов, и   не   считает, что участие в   кампании стоит свеч. Рымашевский   — экспрессивный оратор и   в   общем-то не   радикал, он   способен находить общий язык с   чиновниками. Но   пока в   оппозиции нет прецедента выдвигать кандидата повторно, а   Виталий на   выборы уже ходил в   2010-м.


Против кандидата от   БХД как единого от   всех правоцентристов также работает то, что они самая консервативная сила в   коалиции, их   традиционные взгляды на   аборты, феминизм и   религию вряд   ли разделяют либералы из   ОГП или сторонники европейских ценностей из   «За   свободу». А   это может снизить энтузиазм активистов из   структур-партнеров. Хотя, объективно говоря, в   белорусском обществе, особенно по   семейно-гендерным темам, сегодня скорее популярнее традиционные ценности БХД, чем либерально-европейские взгляды ее   партнеров.


Ввиду всего этого, относительно компромиссной фигурой для правоцентристов сегодня выглядит лидер «За   свободу» Юрий Губаревич, с   умеренными проевропейскими взглядами и   риторикой. Его победа на   недавних выборах главы «Руха» была омрачена конфликтом с конкурентом Алесем Логвинцом, который ушел из   организации забрав с   собой верных соратников.



Юрий Губаревич слева. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Но   кроме этого за   Губаревичем не   тянется шлейфа каких-то скандалов, неудачных заявлений и   ругани с   другими оппозиционерами. В   его биографии, наряду с   типичной для молодых политиков нехваткой управленческого опыта, есть одна интересная деталь: Губаревич с   командой умудрился в   2003 году взять большинство мест в   Белоозерском горсовете. Понятно, что на   президентских выборах голоса считают качественнее, но   это выигрышный пункт на   фоне многих коллег по   оппозиции, у   которых в   электоральном резюме за   последние 20 лет   — только регулярно отсыпаемые им   3−5%.


Программа кандидата от   правоцентристов будет традиционной: рыночные реформы, сближение с   ЕС и   уход от   зависимости от   России, демократия, свободные выборы, местное самоуправление.


Могут быть и   самовыдвиженцы внутри этих структур. В   первую очередь, я   имею в   виду Анну Канопацкую, депутата парламента из   ОГП. Она уже говорила, что хочет «сконцентрировать усилия на   выборах 2019−2020 года». Анне явно тесно внутри рамок ОГП, она уже заявила, что создала новое движение «Вперед, Беларусь!».



Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Но   учитывая, что актив ее   партии в   своей массе не   поддержал попытку Канопацкой сменить Лебедько, вряд   ли ее   выдвинут единым кандидатом хотя   бы от   ОГП. Если она попробует пойти на   выборы сама, то   я   не вижу, где она наберет активистов, чтобы собрать 100 тысяч подписей. А   судя по   тому, как вовремя Анна снялась с   выборов внутри ОГП, она понимает, что ввязываться в   выборы, не   имея политического ресурса, своей   же репутации дороже.


Еще на   правом флаге оппозиции есть БНФ, который на   последние выборы ходит отдельно от   всех и   коалиции не   любит. В   партии есть два заметных на   национальном уровне политика, ее   бывший глава, а   ныне зампред Алексей Янукевич, и   нынешний лидер Григорий Костусев.


Если БНФ захочет выдвинуть отдельного кандидата, то   теоретически подходят оба. Янукевич молод, он   умеет публично выступать, но, хоть он   и   не зовет людей на   улицу, в   своих заявлениях по   национальной теме бывал резковат. Костусев в   этом смысле выглядит умереннее, он   договороспособен для власти (именно с   ним велись переговоры о   проведении Дня Воли-2018, например), но   он   уже на   выборы ходил в   2010-м.



Фото: svaboda.org

На   что   — горячую молодость или рассудительный опыт   — решит сделать ставку БНФ, мне сказать сложно. Но   если правоцентристы выдвинут Губаревича, который еще до   прошлого года сам был членом БНФ, или похожую на   него компромиссную для националистов фигуру, то   есть вероятность что БНФ поддержит этого кандидата. Для партии главное, чтобы на   выборах четко звучали темы белорусской идентичности и   российской угрозы. Особых разногласий с   правоцентистами здесь нет, скорее — разные акценты. А   учитывая, что БНФ в   2015 году своими силами смог собрать за   Короткевич всего 10 тысяч подписей, я   сомневаюсь, что ресурса в   партии хватит на   собственную кампанию.


Теперь перенесемся на   левый фланг оппозиции, который менее жив, чем правый. Там уже много лет обсуждают попытки выдвинуть единого кандидата от   нескольких структур   — Зеленых, партии левых «Справедливый мир» и   БСДП (Грамада). Но   то   ли договориться не   получается, то   ли   не сильно стараются. В   итоге «Справедливый мир» в   прошлый раз попробовал выдвинуть своего лидера Сергея Калякина, но   подписи не   собрались.


Сложно судить, хватит   ли всем этим партиям совместных сил на   кампанию, но   по   раздельности они однозначно слишком слабы. Их   альянс маловероятен еще и   потому, что сменивший недавно Ирину Вештард во   главе БСДП (Г) молодой политик Игорь Борисов   — человек национально-демократических и   проевропейских взглядов. Коммунисты из   партии Калякина до   сих пор носят цветы на   памятник Ленину и   выступают за   тесную интеграцию с   Россией. Не   думаю, что эти позиции можно примирить, особенно пока для политически активных белорусов актуален водораздел на   своих и   чужих по   линии «крымнаш».



Игорь Борисов. Фото с сайта: mspring.online

У   варианта, где БСДП (Г) поддерживает кандидата правоцентриста, тоже не   много шансов, такого очень давно не   было, и у партий совсем разные программы. Но   даже этот сюжет вероятнее левой коалиции. Все   же на   сцене последнего Дня Воли и   в   недавнем заявлении с   протестом по   поводу «дела профсоюзов», эта партия и   ее   новый лидер присоединилась к   правоцентристам.


Еще в   оппозиции есть «Белорусский национальный конгресс», группа политиков и   активистов, которые фокусируются на   уличных протестах. Лидерами этой группы считаются Николай Статкевич, Владимир Некляев, Вячеслав Сивчик, но   заметнее всех из   них Статкевич. У   политика есть неснятая судимость, которая истечет только в   2023 году. А   значит выдвигаться в   президенты он   не   может.


Но   учитывая, что у   БНК нет своих массовых структур, не   факт, что конгресс вообще будет выдвигать своего кандидата. Скорее всего, активисты БНК используют избирательную кампанию для протестов и   будут призывать бойкотировать выборы до   выполнения своих требований о   демократизации.


Вообще, все рассуждения о   способностях оппозиционных групп собрать подписи могут оказаться неактуальными, если власть вернется к   тактике 2010 года   — оптовой регистрации всех подавшихся. Ни   у   кого из   всерьез связанных с   той кампанией нет сомнений, что большая часть зарегистрированных тогда кандидатов реально не   собрала 100 тысяч подписей.


Возвращаясь к   возможному бюллетеню, у   нас он   получается таким: Александр Лукашенко, Олег Гайдукевич, Андрей Дмитриев, Юрий Губаревич и   какой-то пророссийский спарринг-партнер. Плюс, с   малой долей вероятности, кто-то от   БНФ (Григорий Костусев или Алексей Янукевич) и   кандидат от   левых.



Вместо заключения

У   этой статьи нет выводов или финальной морали. Единственное, что бросается в   глаза, это как за   последние годы постепенно, но   почти полностью обновилось руководство оппозиции. Более того, даже у   заметных лояльных власти партий смена поколений либо уже произошла   — 45-летний Алексей Сокол стал у   руля Компартии, либо готовится   — как в   случае с   отцом и   сыном Гайдукевичами.


В   Беларуси и   власть, и   оппозиция живут без нормальной обратной связи с   обществом — того, что в   некоторых странах называют выборами. Но   альтернативные власти политики-ветераны как-то поняли, что кадровый застой и   несменяемость руководства портит их   имидж и   климат в   коллективе, вождизм ведет не   к   стабильности, а   к   внутреннему застою. Удивительная прозорливость для нашей страны.



Мнение авторов может не   совпадать с   точкой зрения редакции TUT.BY.


 

Теги: Новости, Витебск
 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.