Долги несостоявшегося спецэкспортера мясо-молочной продукции составляют 60 млн долларов

Экoнoмичeский суд Минскa 6   мaртa oткрыл прoцeдуру сaнaции срoкoм нa   пoлтoрa гoдa в   oтнoшeнии ЗAO   «Мясo-мoлoчнaя кoмпaния» (ММК). Дoлги гoсoпeрaтoрa пo   экспoрту мяснoй и   мoлoчнoй прoдукции сoстaвляют oкoлo 60 млн дoллaрoв и, вoзмoжнo, oздoрoвлeниe прeдприятия будeт прoдлeнo eщe нa   5 лeт. Oб   этoм TUT.BY рaсскaзaл антикризисный управляющий ММК Павел Стайнов.



Акционерами МКК являются 13 белорусских заводов. Доля Минсельхозпрода составляет меньше 2%.

ММК была объявлена экономически несостоятельной полтора года назад. Тогда   же руководство компании подало соответствующее заявление в   суд.


По   словам Стайнова, проблемная кредиторская задолженность ММК составляет 122 млн рублей. Из   них 78 млн рублей   — это долги под гарантии Минфина, 39,6 млн рублей   — обязательства перед БПС-Сбербанком. Просроченная дебиторская задолженность оценена в   11,3 млн рублей. При этом 50% этой суммы «еще реально вернуть», а   другую половину   — нет, «потому что субъекты уже не   осуществляют деятельность», сказал управляющий.


«Мясо-молочная компания» была создана правительством Беларуси в   2009 году для увеличения и   диверсификация экспорта мясной и   молочной продукции. Под кредиты, которые получались под гарантии Минфина в   белорусских банках, ММК закупала продукцию и   по   своим каналам поставляла зарубежным покупателям. До   2013 года дела шли, вроде, неплохо.


—   Но   затем в   дело вмешался российский кризис,   — объясняет причину плачевного финансового положения ММК Стайнов. —   «Мясо-молочная компания» спасала производителей, выкупая у   них излишки продукции, образовавшееся из-за стопора с   реализацией на   российском рынке в   2013—2014 года. Деньги, которые были получены от   Минфина, остались в   стране, но   были направлены на   выкуп остатков. Реализовывали продукцию в   Россию. Но   оттуда пришло денег в   2 раза меньше. Тогда, напомню, курс доллара вырос с   30 до   60 российских рублей, а   стоимость продукции была упала в   2 раза (в долларовом эквиваленте — ред.). В   итоге были спасены предприятия, а   все убытки легли на   «Мясо-молочную компанию».


Одной из   главных задач, поставленных перед новой структурой, было освоение новых рынков сбыта. В   2015 году Минсельхозпрод наделил «Мясо-молочную компанию» статусом спецэкспортера по   поставкам молочной продукции на   рынки третьих стран.


—   Статуса спецэкспортера у   компании не   было. Все это было на   словах. Официальных бумаг на   этот счет не   существует,   — утверждает Стайнов. —   Предприятия равны между собой. Мы [c экспортом] справляемся где-то лучше, где-то хуже. Сейчас   — лучше. ММК уже заняла 1% экспорта [в объеме] от   всей системы предприятий Минсельхозпрода. При том что на   нашем предприятии работает 14 человек. Когда я   осенью прошлого года пришел на   ММК, то   месячная выручка составляла 10 тыс. рублей. Сейчас   — это 3,6−3,9 млн рублей. То   есть предприятие бурно развивается, товар поставляется в   Китай, Турцию, Бахрейн, Россию, страны СНГ. За   прошедшее время мы   уже реализовали 4 тыс. тонн продукции на   10,1 млн долларов. В   основном это молочная продукция.


Судебное заседание по   вопросу утверждения отчета управляющего по   итогам ликвидационного производства назначено на   6   сентября 2018 года, говорится на сайте Единого госреестра сведений о   банкротстве. Через год предприятие думает погасить все долги и   закрыться?


—   Сейчас идет процедура санации, оздоровления предприятия,   — поясняет управляющий. —   Мы   надеемся, что за   год компания выйдет из   статуса неплатежеспособного и   будет продолжать свою деятельность. Все долги мы, конечно, не   погасим. Чтобы вернуть 60 млн долларов, рентабельность должна составлять 500% в   месяц. Но   даже на   торговле оружием и   наркотиками такой рентабельности не может быть.


По   словам Стайнова, план санации предусматривает продление оздоровления по   решению Совета министров на   5 лет. «Но   это станет понятно только в   сентябре следующего года»,   — подчеркнул он.


Если у   ММК нет статуса спецэкспортера и   плохие финансовые показатели, есть   ли смысл в   существовании такой структуры?


«Все регулируется экономическими рычагами. Если мы   можем более успешно продавать, то   зачем предприятие закрывать?»,   — резюмировал Павел Стайнов.

 

Теги: Минск
 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.